Подсчет размера эффекта — полезный шаг или прихоть APA?

Сейчас стандартом многих журналов и рекомендацией APA является описание размера эффектов вместе с уровнем значимости и значением статистических критериев. Однако с точки зрения идеи проверки гипотез, размер эффекта не слишком важен, так как главное — подтверждается гипотеза или нет, а не то, насколько велики обнаруживаемые различия.

Говоря проще, сдвиг времени реакции на 10 мс является ничтожным с точки зрения любой практической значимости и размер эффекта будет примерно равен нулю. Но с теоретической точки зрения этот эффект может показывать работу какого-то скрытого процесса, маскируемого сильным шумом (погрешностью) в индивидуальных реакциях.

Эта точка зрения хорошо выражена в словах Рейнольда Клигля:

«At a general level, if your theory expects a small effect, you should not be forced to document a large one. Indeed, that might suggest that something went wrong. Large effects are very desirable in applied settings (where you do not care why an instrument works), but I do not think it is a useful general criterion in the context of theory-guided research».

https://stat.ethz.ch/pipermail/r-sig-mixed-models/2011q2/16 134.html

А что думаете вы по поводу размеров получаемых в ваших исследованиях эффектов? Знаете ли вы как их оценивать?


Журнальный клуб TCTS — встречаться ли летом?

Друзья, у нас возник вопрос по поводу Журнального Клуба TCTS.

С одной стороны, лето — лучшее время чтобы читать, в том числе, конечно, интересные статьи. С другой — клуб это затея социальная, а летом люди любят разъезжаться. Поэтому о летнем расписании мы решили спросить у вас, настоящие и будущие участники Журнального Клуба.

Ну и просто напоминаем: у нас есть Журнальный клуб онлайн. Пишите на чтобы присоединиться!

pic: the Guardian


Прервать молчание

Некоторое время назад на сайте «Социальный Компас» опубликовали перевод работы Розалинд Гилл «Breaking the silence: The hidden injuries of neo-liberal academia» («Прервать молчание. Скрытые травмы неолиберальной академии». Оригинал здесь). Несмотря на то, что статья про западные университеты, в ней много того, что существует сейчас в России.

Например, вот характеристики, которые достаточно неплохо отражают негативные стороны исследовательской работы:

«- «подвешенное состояние» работника — преобладание временной, нестабильной и прекарной занятости; длинный рабочий день с расписанием, не позволяющим принять пищу, и стимулирующим наедаться после, стирание грани между работой и досугом, до их полного исчезновения,

— низкая плата при высокой мобильности;

— страстная привязанность к работе и к идентичности «творца» (например, веб -дизайнера, художника, фэшн -дизайнера), откуда глубокие переживания незащищенности, большие тревоги в связи с поиском работы и зарабатыванием нужных денег;

— смесь богемного и предпринимательского мышления как общая установка;

— неформальная рабочая среда и особые способы социализации, постоянная «гонка» за быстрыми изменениями специфики работы, где нельзя отстать (Banks 2007, McRobbie 2003 Gill 2002, Ursell 2000, Ross 2003, Gill and Pratt 2008)".

Я пишу здесь про это, потому что это те вещи, с которыми сталкиваются молодые исследователи (в том числе, я сам). Частично с ними можно справляться с помощью самоорганизации, например, сознательно отказываясь от части работы, или все же нормально питаясь. Частично они требуют борьбы за свои права во внешней среде. Наверное, нужно бороться за сокращение объема бюрократической работы или обеспечение оплаты за ее выполнение.

По крайней мере, подобные вещи стоит иметь в виду. Лично для меня они не умаляют ценности исследовательской работы, просто требуют дополнительных размышлений о том, как организовать ее таким образом, чтобы избежать большей части граблей.

www.socialcompas.com/2014/02/14/prervat-molchanie-skry-ty-e-travmy-neoliberal-noj-akademii/#i-4